МГТС планирует закупить медный телефонный кабель трех видов на общую сумму более 375 млн руб., следует из конкурсной документации оператора. Протяженность закупаемого кабеля — чуть более 684 км.

МГТС использует медный кабель для прокладки линий связи внутри домов и кварталов, говорит ее представитель Татьяна Мартьянова. Сейчас оператор параллельно эксплуатирует две сети: старую медную и новую оптоволоконную, отмечает она.

В 2011-2015 гг. МГТС построила в Москве оптоволоконную сеть доступа по технологииGPON (gigabit passive optical networks, подразумевает прокладку оптического кабеля до квартиры). По словам представителей МГТС, бюджет этого строительства составил около 55 млрд руб. К началу 2016 г. GPON-сеть охватывала 3,9 млн квартир, рассказывали они.

По данным МГТС, на конец 2016 г. ее услугами пользовались около 1,7 млн домохозяйств. Двумя и более GPON-сервисами (в первую очередь, широкополосным доступом и платным ТВ) пользовались более 62% подписчиков, утверждает Мартьянова. Однако при этом еще столько же абонентов МГТС продолжают пользоваться медными телефонными линиями, отмечает она. В частности, это связано с консерватизмом абонентов: некоторых устраивает скорость интернета и телефон по медной технологии, или они не хотят менять оборудование и переходить на цифровые сервисы по новой сети, пользуясь только телефоном МГТС, отмечает Мартьянова.

Кроме того, по ее словам, у МГТС есть абоненты-госструктуры (среди них — силовые ведомства), которые по внутренним регламентам пользуются медными телефонными линиями. Часть пользователей широкополосного доступа (ШПД) МГТС до сих пор пользуются старой технологией доступа в интернет по телефонным проводам ADSL (Asymmetric Digital Subscriber Line с различающимися скоростями приема и передачи данных), рассказывал ранее «Ведомостям» директор по маркетингу и развитию бизнеса Дмитрий Кулаковский. Таких пользователей менее 10% от общей базы пользователей ШПД МГТС, их среднемесячный платеж (ARPU) на 30-40% ниже, чем у абонентов GPON, говорил он.

Но МГТС заинтересована и в таких пользователях, и в абонентах телефонии, приносящих стабильный доход: поэтому поддерживать медную сеть необходимо, подчеркивает Мартьянова. По данным «ТМТ-консалтинга», на конец 2016 г. у МГТС было чуть более 1,35 млн абонентов ШПД (+7% год к году — самые высокие темпы прироста абонентской базы среди крупных московских провайдеров). Компания занимает первое место в Москве по количеству абонентов: оператор обслуживал 35% московских пользователей ШПД.

По версии «Директ инфо», МГТС на конец прошлого года контролировала 37% рынка. Сколько МГТС инвестирует в поддержку сети GPON, сколько — в эксплуатацию меди, Мартьянова не говорит. Переход на цифровые технологии позволил существенно сэкономить на эксплуатации инфраструктуры в целом, отмечает она.

О нежелании части абонентов подключаться к GPON знает гендиректор «Искрателекома» Алхас Мирзабеков. Например, после дорогого ремонта в квартире у пользователей зачастую нет ни возможности, ни желания перекладывать кабели и устанавливать дополнительное GPON-оборудование, говорит он. Очевидно, параллельная эксплуатация медной и оптической сети ведет к заметным дополнительным расходам МГТС, считает Мирзабеков. По его словам, обслуживание одной медной абонентской линии как минимум вдвое дороже, чем оптической. В частности, оператор несет дополнительные расходы, связанные с электропитанием «медного» оборудования, отмечает Мирзабеков.

То, что GPON принимают не везде, он объясняет инертностью пользователей, тем, что во многих зданиях поменять кабель или протянуть новый нельзя из-за ветхости, а также тем, что в части домов жильцы выступают против сооружения новых кабельных стояков. При обслуживании традиционной телефонной сети один специалист требуется в среднем на 3000 абонентских линий, тогда как в сети GPON специалист, правда, более высокой квалификации, может обслуживать 6000 линий, ранее рассказывал Мирзабеков «Ведомостям».

Главное для перевода абонентов на оптическую технологию доступа МГТС сделала: большинство московских квартир находятся в зоне досягаемости сети GPON, считает гендиректор «ТМТ-консалтинга» Константин Анкилов.